Сказания об Алаугане и Карашауае

Сказания об Алаугане и Карашауае

     Цикл сказаний об Алаугане, по всей вероятности, был гораздо шире того, чем мы сейчас располагаем. Он один из самых популярных в народе героев. Это самый могучий из всех 19 братьев, добродушный, но грозный богатырь. Только он один помогает отцу в его работе на кузне. О нем в песне говорится, что Алауган голыми руками убивал зубров, ловил и связывал львов, как ягнят, ходил в шубе из тигровых шкур, что его совиные глаза различали волос, плывущий в реке ночью. В другом сказании он сам говорит о себе, что часто для забавы ловил эмегенов и привязав к дереву, уходил. На ужин ему не хватает мяса быка.
Популярно сказание о том, как Алауган добыл себе коня. Иногда говорится, что этот конь (или жеребенок) жил в море, иногда — что в озере. Алауган прячется в засаде и набрасывает на коня аркан. Конь пытается вырваться, но это ему не удается. Так в эпосе появляется крылатый Гемуда — верный конь Алаугана, а когда он состарился — его сына Карашауая. Гемуда может принимать то облик захудалой клячи, то вид богатырского коня. Однажды он предстает в истинном виде — с крыльями орла и с рыбьим хвостом, т. е. Гемуда одинаково свободно передвигается и по земле, и по воде, и по воздуху. В мирное время Гемуда живет в подземной конюшне, питаясь рудой или железными опилками. Но самое главное — Гемуда владеет человеческой речью и является мудрым советчиком и Алаугана, и Карашауая. Интересно, что этому коню в эпосе отведено больше места, чем описанию подвигов некоторых нартов. Это и неудивительно, если учесть, что коневодство было главным занятием предков карачаево-балкарского народа — скифов, алан, болгар — и вплоть до 20 века и самих балкарцев и карачаевцев. Народ-коневод не мог не сложить поэм о своем верном помощнике, поэтому в эпосе есть песня о Гемуде и несколько сказаний о его рождении.
Благодаря советам Гемуды Алауган хитростью отбирает у могучих злых великанов (деу) волшебную золотую шубу, воротник которой играет мелодии, как свирель, а рукава хлопают в такт, и привозит шубу к нартам; благодаря Гемуде привозит в страну нартов волшебное поющее дерево.
Но самым известным в цикле Алаугана является сказание о его женитьбе. Как сказано выше, после того, как из 19 сыновей Дебета остался только он, уже пожилой и неженатый, над ним стали насмехаться даже дети. Алауган, снарядившись, отправляется на поиски жены и натыкается в пути на громадного роста и силы эмегеншу. Она была занята тем, что латала трещину в земле, пользуясь вместо нитки толстым канатом, а вместо иголки огромным бревном. Поняв, что с ней ему не справиться, Алауган (по совету Гемуды) приложился губами к ее соскам, и таким образом, стал приемным сыном великанши. Великанша выдала за Алаугана свою дочь. Подробно описана поездка за невестой, свадебный пир и т.п. Великаншу везут в страну нартов на громадной арбе, колеса которой под ее тяжестью увязают в земле. Уже дома эмегенша проглатывает нескольких юношей и девушек, пришедших взглянуть на невесту, и Алаугану приходится колотушкой выбивать их из ее утробы. В страхе перед людоедкой народу приходится переехать в другое место, покинув родину. Но беда еще и в том, что эмегенша поедает и детей, которых рождает сама. Только хитростью удается спасти трех близнецов — эмегенша рождала сразу четверых детей. Когда она пускается в погоню за повитухой, та в страхе бросает мальчика и девочку на полпути, и их подбирают волки. От них и пошли, говорится в сказании, таинственные существа — алмосту, по облику подобные людям, но выкормленные волками и потому густоволосые и дикие. Из почтения к их происхождению от нартов, добавляет сказитель, балкарцы и карачаевцы старались ничем их не обидеть, выставлять для них на ночь еду и т. п.
Третьего младенца, рожденного эмегеншей, оставили в расщелине ледника на склоне Эльбруса. Он вырос, вместо материнского молока питаясь водой, стекавшей с сосулек. Мудрая Сатанай-бийче, которая спасла его„ время от времени навещала мальчика, воспитывала его, пока он не вырос и не стал богатырем Карашауаем. Наконец, она привела его домой и сказала отцу, кто он такой. В доме на него набрасывается мать-людоедка, но Карашауай убивает ее, и возвращает остальных нартов на прежние места, на родину.
Так начинается цикл сказаний, самый большой в карачаево-балкарском эпосе, о подвигах нарта Карашауая.
Отец дарит ему своего коня Гемуду и они с Карашауаем испытывают друг друга и дают клятву верности. Вместе они совершают множество подвигов — побеждают эмегенов в состязании по метанию камня, убивают дракона, перегородившего своим телом реку, сражаются с крылатыми эмегенами, а потом и с морскими и т.д.
В образе Карашауая карачаево-балкарский народ дает свое понимание того, каким должен быть настоящий воин и вообще человек-сын, мужчина. Карашауай, самый сильный и храбрый из всех нартов, в то же время и самый скромный. Он никогда не начинает ссору, никогда не старается показать свою силу. Одет он просто, иногда даже бедно. Подстать ему и Гемуда — приняв вид клячи, он едва-едва ковыляет, и никто не может опознать в нем богатырского коня, а в его хозяине — непобедимого героя, о котором сам великий воин Ёрюзмек говорит, что с Карашауаем может справиться только Тейри. Одним словом, Карашауай — идеальный герой карачаево-балкарского эпоса — скромный, мужественным, добрый, сильный, но и грозный, когда задевают его честь или на его глазах обижают слабого.
Как уже говорилось выше, нарты делились на 4 рода. Но ядром нартского народа эпос признает род Аликовых — прямых потомков Золотого Дебета. Поэтому история богатырей из этого рода описана на протяжении жизни трех поколений — Дебет, его сын Алауган и внук Дебета Карашауай, а не двух, как в остальных случаях: Хымыч и его сын Батыраз, Ачей и его сын Ачемез, Бёдене и Рачикау и т. д.
Особое место в эпосе балкарцев и карачаевцев занимают отношения Схуртуковых с Карашауаем. После того, как братья Аликовы, кроме двух (Алаугана и Соджука) погибли, Схуртуковы были уверены, что теперь им среди нартов нет соперников. Живет этот род, согласно эпосу, на берегу Хазарского моря, Алауган же, судя по описанию, на берегу Черного моря. Карашауай собирается к Схуртуковым на скачки, которые те устраивают ежегодно. Бабушка Карашауая — Матчалыу (иногда говорится, что это была Сатанай-бийче), предупреждает его об опасностях, которые подстерегают героя на этом пути. Поездка Карашауая описана подробно. Сначала он резвится со своим Гемудой в Черном море и сражается с морскими эмегенами, которые стерегут подземный ход из Черного моря в Каспийское, выходит по этому ходу на берегу Каспия, и приняв вид замухрышки-бедняка, появляется среди разряженных нартов на кляче, вид которой принял Гемуда. Народ потешается над оборванцем, осмелившемся затесаться в толпу героев, чтобы участвовать в скачках. Глава нартов (и одновременно старший в роду Схуртуковых) Ёрюзмек, из жалости разрешает Карашауаю участвовать в скачках. Разумеется, сначала богатырь делает вид, что еле-еле скачет на своей кляче, но только скрывшись из виду, принимает настоящий свой облик и обогнав всех нартов, возвращается первым. Так и не сказав нартам своего настоящего имени, он уезжает домой.
Вторая встреча Карашауая с богатырями из рода Схуртуковых происходит во время поездки нартов, предпринятой для угона табунов. Карашауай, опять не узнанный нартами, просить взять его в качестве прислуги. Нарты так и не находят никакой добычи, наоборот, во время мороза, который бог насылает по просьбе Карашауая (а он владеет, кроме всего прочего, еще и магией), они возвращаются на стоянку едва живые, окоченевшие. Карашауаю приходится снимать прославленных витязей с коней и по одному заносить в кош. Наконец, герой, которого Схуртуковы принимают за малосильного оборванца, отправляется в набег сам и пригоняет табун породистых коней. Нарты опять просят назвать себя и он называет свое имя. Ёрюзмек обещает выдать за него свою дочь Агунду и богатырь, отдав в качестве калыма за невесту свою долю добычи, уезжает домой.
В третий раз Карашауай наведывается уже в дом Ёрюэмека, приняв вид бродячего певца и музыканта. Его приглашают в дом, но Сатанай (жена Ёрюзмека) и дочь Агунда не сумели принять его как должно, и богатырь, высмеяв их, ушел.
Но в конце концов дело кончилось свадьбой Карашауая и Агунды, и таким образом, два рода нартов, находившихся во вражде, примиряются и единство нартского народа более ничем не нарушается.
Характерно, что Карашауай, дядей которого убил Ерюзмек, не поддается соблазну отомстить Схуртуковым. Он насмехается над ними, даже унижает, но никого не убивает, хотя легко мог расправиться с любым нартом. Для него дороже единство всего народа и потому путь мести для него неприемлем.
Казалось бы, идеальный образ «рыцаря без страха и порока» должен бы получиться бледным, одноцветным. Но нет, Карашауай — один из самых полнокровных образов во всем эпосе, благодаря разнообразию ситуаций, в которые попадает герой, ни разу не изменяющий себе.
Нартский эпос балкарцев и карачаевцев заканчивается тем, что часть нартов на крылатых конях улетает в верхний мир, на небо, чтобы уничтожить и там всю нечисть, а другая часть опускается в нижний мир, с той же целью. Но Карашауай, говорится в сказании, остался на земле, и продолжает жить на склонах Эльбруса со своим верным конем Гемудой. Когда он слабеет, Гемуда приносит ему воду из волшебного источника, пьет сам и дает этой воды хозяину, и оба, не старея, живут там вечно.
Такая концовка понятна — говоря о Карашауае, народ говорит о самом себе и о своем бессмертии.

comments powered by HyperComments
Рекомендуем посмотреть:
Радио «Барс Эль»
Google ADS
Создание сайтов
Logo - AyWeb
Статистика
Яндекс.Метрика