ДУНИЯ — МИР

II. ДУНИЯ — МИР

1. ДУНИЯ — МИР

     Дуния бир адамгъа таянмаз.
Дуния биреуге кёп, экеуге аз.
Дуния оноуу санга жетмесин,
Элинги оноуу эсингден кетмесин.
Бу дунияда ажашмагъан
Ол дунияда ажашмаз.
Бу дунияны сынамагъан
Ол дуниягъа жарамаз.
Бар адам адам болса,
Жаннет мында болур эди.
Дуния бы л аи турмаз.

     Мир не опирается на одного человека.
Мир для одного велик,
для двоих — мал.
Не решай судьбу мира,
Не забывай о судьбе своего народа.
Кто не блуждал в этом мире,
Не будет блуждать и в том.
Кто не испытал этого мира,
Непригоден и для иного.
Если бы все люди были людьми,
Рай находился бы здесь.
Мир таким же не пребудет (в одном состоянии).

     В этом разделе собраны некоторые народные афоризмы, отражающие воззрения на природу и мир (дуния) в целом. Слово дуния происходит от дюн, тюн — «явь, свет» (ср. русское «свет» в том же значении).
Люди не знают подлинного единения и обречены еще и на борьбу друг с другом в мире, где все имеет свою противоположность. Об этом и сказано во втором изречении — мир тесен даже для двух человек, они будут соперниками.
Карачаево-балкарцу свойственен один недостаток. Любя в рассуждениях масштабность, он охотно будет говорить о том, что его вовсе не касается, о проблемах мировых, политике великих держав, притом с горячностью, увлеченно, — и нисколько при этом не думая о проблемах своего народа. Этот недостаток самому народу хорошо известен и осужден в популярной пословице: «Кто не мог сложить себе копну сена хотел сложить скирду соломы для села».
Третье речение перекликается с тем, о чем уже говорилось выше, -каждый творит свое инобытие сам, в этом мире. Здесь человек проходит испытание, эта жизнь представляет собой инициацию, в которой совершается отбор достойных мира свободы. Но не все, кто родился человеком, вырастают людьми, иначе рай находился бы здесь. Мы опять видим, какое высокое значение вкладывали творцы Кодекса в слово «человек» — только те, кто достойны называться этим именем (адам), смогут войти в Царство Небесное. И здесь же — прочно укоренившееся в народном сознании понимание этого мира и земной жизни как процесса, в котором остановки быть не может, где все меняется каждое мгновение, приближаясь к своему концу и обновлению.

2. УЗАКЪ БЛА ЖУУУКЪ — ДАЛЕКОЕ И БЛИЗКОЕ

     Узакъгъа узалама десенг,
Алгъа жууукъда изле.
Элден кетген кёлден кетер.
Тузакъгъа тюшген узакън кюсер.
Узакъ жерни хапары
Эшитгеннге — тюш кибик.
Узакълада айланмагъан
Жууукъдагъын сыйламаз.
Жууукъдагъы — жууукъ,
Узакъдагъы — сууукъ.
Жууукъдагъын кёрмеген
Узакъдагъын эслемез.

     Хочешь потянуться к тому, что вдали, —
Сначала поищи вблизи.
Покинувший селение уходит из памяти (людей).
Угодивший в западню мечтает о дали.
Рассказ о дальних землях
Для слушателя все равно, что сон.
Кто не был в дальних странствиях,
Не оценит того, что рядом.
Кто находится вблизи — близок,
Кто вдали — холоден (чужд).
Кто не замечает ближнее,
Не заметит и дальнее.

     Знай сначала то, что рядом с тобой, а потом уже смотри вдаль. Пространственная отдаленность приводит к забвению. Даль — как образ свободы для того, кто попал в неволю. Впечатления очевидца, посетившего отдаленные страны, нисколько не могут заменить непосредственного, личного лицезрения, его рассказ — что-то вроде смутных видений. Слово не может передать другому чело-веку живую картину. Оценить свое можно только тогда, когда увидишь чужое. Человек видит не глазами, зрячим является только его ум. По-этому тот, кто не замечает ближнее, не заметит и дальнее.
Слово узакъ «даль, далекое», вероятно, однокоренное с оз — «преодолевать, проходить, превосходить»; «то, что нужно пройти, преодолеть». Жууукъ «близь, близкое», жумукъ — от жум — «сжатое», то есть «прикасающееся, близкое».
Освоение, осмысление пространства некогда привело человека к мысли о том, что существует шесть основных направлений, считая от центральной точки (ара — «центр»). Четыре направления от центра по плоскости называются тёрт дуния — «четыре мира», букв, «четыре света», верх (ёр) и низ (тюп). Отсюда, например, выражение: «Атын тёрт дунияда айтдыргъан» — «Прославивший свое имя в четырех мирах».

3. ЖЫЛЫУ — ТЕПЛО

     Жерни жаланын жылыу ачар.
Жылыугъа жилян да илешир.
Жылыу келир жер бла,
Сууукъ келир жел бла.
Юйню патчахы — тыныр.
Мылыгъа жылыу кирсе,
Къара жерге жан кирир.
Жылыу болса, жол болур.
Жылыу жокъда — жашау жокъ.

     Наготу земли открывает тепло.
Тепло приятно и змее.
Тепло приходит по земле,
Холод — с ветром.
Царь дома — очаг.
Когда влага напитается теплом,
Черная земля оживает.
Будет тепло — будет и дорога.
Нет тепла — нет жизни.

     О чем бы ни мыслил человек, он, в конце концов, мыслит о жизни, всегда подразумевает ее. Отметим в этих простых речениях ассоциацию с ней тепла, движения, да и понимание самой жизни, как формы тепла (как и время — душа мира — ассоциируется с огнем). Слово жылыу «тепло», учитывая, что в древности в тюркских языках звука Ы не было, что в результате определенного фонетического процесса оно заменило в некоторых позициях звуки А, О, У, Э, вероятно, происходит от корня жал, как и слово жалын «пламя». Жыл — «год». Жилян, жылан — «змея».
В основу карачаево-балкарского метафизического понимания жизни положена, если можно так сказать, идея солнца и радуги, поэтому во всем они усматривали присутствие числа семь. Видов тепла именно столько же: салкъын «прохлада, прохладный», тылпыу «пар, влажное тепло, влажный»; «дыхание», жылы «тепло, теплый», къургъакъ «сухость, сухое тепло», къызыу «жара, жаркий», исси «зной, горячий», кюйдюрген «обжигающая жара».
Холод же, согласно такому воззрению, есть просто отсутствие тепла — признак ничто.

4. СУУУКЪ — ХОЛОД

     Къызыу болса — суу себеп,
Сууукъ болса — къуу себеп.
Къызыу жатдырыр,
Сууукъ чапдырыр.
Таш сууукъдан элгенмез.
Анда да бол, мында да бол —
Балдражюзде юйде бол.
Жылыда — эшик,
Сууукъда — тешик.
Къызыуда суусап ахшы,
Сууукъда хасаб ахшы.

     В жару поможет вода,
В холод — трут.
Тепло заставит прилечь,
Холод заставит бегать.
Камень мороза не боится.
Будь там, будь здесь —
Но в середине марта будь дома. (Когда самая неустойчивая погода.)
В жару — дверь,
В стужу — дыра (откуда проникает холод).
В жару хорошо питье,
В стужу — жертва (мясо).

     Тепло имеет и расслабляющее действие. Холод же вынуждает человека к активности, труду, движению, концентрации. Но одновременно холод убивает, он связан со смертью (считается, что самая холодная вещь в мире — пепел, т. е. мертвый остаток живого вещества). Страх холода — как бы страх смерти, что и побуждает к движению, т. е. к сопротивлению неподвижности, окоченению. Слово сууукъ «холод», возможно, от сунукъ; корень сун, совр. сыну означал «смерть, мертвый». Странно, что это же слово означало «думать, полагать»: алай сунама -«я так считаю», алай сунма — «не думай, что это так», и т. п. Или от суу -«вода»?

5. ОТ — ОГОНЬ

     Отну, сууну кёзю бар,
Санга айтыр сёзю бар.
Жер тойдурса — тюйдюрюп,
От тойдурса — кюйдюрюп.
От «ашамай» жашамаз.
Жылытхан да — от,
Улутхан да — от.
Суу семизди, от арыкъды.
От отха ушамайды.
От дегенинг — ит кибик:
Бирде жалар, бирде талар.
От бла суу — тилсиз жаула.

     У огня и воды есть глаза,
Есть речь, чтобы молвить тебе.
Землей пресытишься, трудясь до изнурения,
Огнем пресытишься, греясь до ожога.
Огонь без пищи не живет.
Огонь то обогреет,
То взвыть заставит.
Вода — жирная, огонь — тощий.
Один огонь не похож на другой.
Огонь — что пес:
То оближет, то искусает.
Огонь и вода — немые враги.

     Представление о разделении природы на четыре великие, но несвободные стихии (плюс три высшие) — огонь, воду, землю и воздух (ветер) -является в воззрениях древних карачаево-балкарцев одним из главнейших и пронизывает всю их мифологию и нартский эпос. Есть в мифологии и Великая Госпожа природы — Ажам-бийче, чье тело мыслится многосоставным: ноги из глины, поясница из воды, волосы из огня, ее голос -свист ветра. В то время появление этого представления явилось великим достижением человеческого разума, особенно если учесть, что оно сохранилось и в современной науке (четыре состояния вещества -твердое, жидкое, газообразное и плазма). С его появлением рассеялся хаос (халахоста, халабалыкъ), которым представлялся окружающий мир, в нем разум человека узрел некий порядок. Сохранение этого порядка казалось древним настолько важным, что до наших дней сохранились запреты выливать в воду молоко, гасить огонь водой, использовать запачканные грязью дрова, и т. п. — ведь подобные действия могли вновь создать хаос, беспорядок, смешение (см. нашу работу «Древние верования балкарцев и карачаевцев». Нальчик, 1991). Разумеется, эти стихии представлялись некогда живыми и мощными существами, о чем говорят многие речения.
Двойственность мира и его явлений проявляются во всем. Огонь и греет, и сжигает. Огонь и земля помогают человеку, дают ему пищу, но сначала нужно накормить их самих. Огонь в карачаево-балкарских речениях, мифологических текстах, загадках чаще всего ассоциируется с красным быком (от означает «огонь», но в древности означало еще и «бык»; здесь — с собакой, ит).
Интересно, что по народным представлениям, есть различные виды огня — они разные, потому и питаются разной пищей. Многие старики отказывались есть еду, приготовленную на газовых или электрических печках, считая их огонь нечистым, «неживым».
Слово от имеет еще и значения «трава, растение», «порох», «отрава, яд», отсюда отла «пастись» — совпадение названий того, что горит (трава, растительность) и процесса горения (как, скажем, балыкъ означает и «река», и «рыба»). Использование ядовитых трав для смазывания стрел и мечей их соком, о чем несколько раз говорится в эпосе, вероятно, породило значение «отрава».
В зависимости от интенсивности горения насчитывали семь видов огня: жилтиреген «мерцающий», сель «тихий, слабый», мыдых «жар», жарыкъ «яркий», ёре «прямое, бьющее вверх», гургур «ревущий, ярый», жалын, шынкъарт «пламя». В иерархии семи стихий огонь занимал четвертое, срединное, место, поскольку с него начинался распад материи на тепло (жылыу), свет (жарыкъ; высокая материя грядущего мира) и пепел (кюл; низкое, холодное, мертвое вещество). Чем плотнее вещество, в которое заключена энергия-время, тем меньшее воздействие оно (время) на него оказывает, тем менее оно пластично. Только в состоянии огня происходит резкое освобождение света из оков материи.

6. ХАУА — ВОЗДУХ

     Жел келтирир, суу элтир.
Же л тауну да тепдирир.
Жел адамны кёлюн аздырыр.
Суу — билген жолуна,
Жел — сюйген жолуна.
Жел бла бёрю — къарнашла.
Желден къутулсанг да,
Жерден къутулмазса.
Жел жукъласа, — жер жукълар.

     Ветер приносит, вода уносит.
Ветер и гору сдвинет.
Ветер угнетает душу.
Вода движется по привычной дороге,
Ветер — по какой пожелает.
Ветер и волк — братья.
Можно спастись от ветра,
Но не от земли.
Когда засыпает ветер, засыпает и земля.

     Огонь в народных представлениях явление и активное, и пассивное. С одной стороны он действует, движется. С другой — без пищи он сразу же умирает, его приходится потом воскрешать. Воздух (хауа; «ветер» -жел), начало чисто активное, это свободная энергия, движется, ничем не питается, и подобен не собаке или быку, как огонь, а волку — дик, волен, напоминает его и воем (ветер). Если вода ассоциируется с уходом — она всегда куда-то уходит, если есть возможность, или стоит, например, вода озер, то ветер движется всегда и является символом свободного движения. Неслучайно в карачаево-балкарском язычестве бог ветра Эрирей (или Эрей) являлся еще и богом войны, чьим символом был меч. Позже Эрирей считался еще и богом молотьбы, поскольку к нему обращались во время провеивания зерна. Ветер беспокоен, и земля, олицетворение пассивного начала, может отдохнуть только тогда, когда утихает ветер.
Слово хауа «воздух», вероятно, от хам, хама, хим, хом и т.д. -«пустота», «слабый, легкий», ср. имя богини ветра — Химикки, Хамекки. Еще одно значение термина — «климат, погода».
Поскольку воздух являет собой активное начало, его отождествляют с ветром, «чистых» же ветров насчитывается семь: сериуюн «прохладное дуновение», аяз «ветерок с гор»; «сквозняк», тёбеннги «несильный ветер» (с низин), жел «ветер», гылан «вьюга, метель», бурдум, гъауел «круговерть», боран «буря, ураган, буран».

7. СУУ — ВОДА

     Таяр тауну жокълама,
Къара сууну бокълама.
Халын билмей, суугъа кирме.
Ашны къыйматы — туз,
Сууну къыйматы — буз.
Суу болмаса, — тал болмаз.
От — учаргъа кюреше,
Суу — къачаргъа кюреше.
Жер эмгенден арымаз,
Суу эннгенден арымаз.

     Не ходи на оползающую гору,
Не мути воду в роднике.
Не входи в воду, не зная ее нрава.
Суть пищи — соль,
Суть воды — лед.
Нет воды — нет ивняка.
Огонь стремится улететь,
Вода — убежать.
Земля не устанет впитывать,
Вода не устанет течь.

     Сохранение чистоты стихий всегда свято соблюдалось народом, о чем говорит и первое речение. Без воды нет жизни, нет растительности, вода питает все живое. Но вода, кормилица жизни, являясь стихией, может и губить.
Подчеркнута разная направленность движения огня и воды, враждующих стихий. Огонь стремится вверх, вода убегает вниз, словно стараясь спрятаться под землей. Для неподвижной и ненасытной земли вода -пища, она ею поглощается, сама втекает в нее, жертвует собой.
Интересно, что смысл праформы тюркского слова «вода», звучавшего как сукъ, сух, противоположен смыслу русского слова «сухой».
Чистых вод (беспримесных и пригодных для питья) насчитывалось семь: къую суу (колодезная), къара суу (ключевая), кезлеу суу (из источника), шаудан суу (родниковая), къар суу (талая), черек суу (речная), жауун суу (дождевая).

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Рекомендуем посмотреть:
Радио «Барс Эль»
Google ADS
Создание сайтов
Logo - AyWeb
Статистика
Яндекс.Метрика