САУЛУКЪ — ЗДОРОВЬЕ

1. САУЛУКЪ — ЗДОРОВЬЕ

     Керти байлыкъ — саулукъ блаадамлыкъ.
Кимни кёзю сокъур,
Кимни кёлю сокъур.
Саулугъун сакъламагъан
Саулугъундан терк бошар.
Къуру саулукъ эшекде да барды.
Харам адам, пелиуан болса да,
Акъылдан жартыды.
Сокъур сюйген — сау кёз.

     Истинное богатство — здоровье и человечность.
У кого-то слепы глаза,
У кого-то душа.
Кто здоровье не бережет,
Тот скоро с ним расстанется.
Одним только здоровьем обладает и осел.
Подлый человек, будь он даже богатырем,
Умен наполовину.
Мечта слепого -здоровые глаза.

     Кодекс, определяя систему ценностей, включает в нее и здоровье -как физическое, так и духовное, оценивая их как истинное богатство человека. (Вспомним Козьму Пруткова: «Иногда угрюмый господин бывает несом веселыми носильщиками».) Но духовный недуг или недостаток хуже телесных — как, например, слепота души, бесчувственность, равнодушие к людям хуже физической слепоты. Но важно и здоровье телесное, его следует беречь, поддерживать — как человек должен беречь и холить своего коня, чтобы он не подвел в нужную минуту. Иначе болезнь лишит человека многих радостей жизни, ограничит его свободу, и ему придется думать лишь о том, как победить свой недуг. Но одно только физическое здоровье — это очень мало, им обладает и осел. Если нет высших человеческих качеств, а есть только здоровье и физическая сила, направленная на совершение зла, это говорит о том, что перед вами полоумный, больной.

2. НАМЫСЛЫ — ДОСТОЙНЫЙ

     Ат къамичиден къоркъады,
Эр намысдан къоркъады.
Мюлкюнг, тас болса да, табылыр,
Намысынг тас болса — къабылыр.
Намысынг бла жаша,
Намысынг бла аууш.
Намыслыдан — адамлыкъ,
Намыссыздан — аманлыкъ.
Намыс эрге да керек,
Элге да керек.
Элде намыс къалмаса,
Къайгъысы гуду болур.
Нафысны намыс хорлар.

     Конь боится плети, Мужчина — (потери) чести.
Потеряешь имущество — найдется,
Потеряешь честь — пропадет (навсегда).
Живи с честью,
Умри с честью.
От достойного (жди) человечности,
От недостойного — преступления.
Честь нужна и человеку,
И народу.
Когда народ утрачивает достоинство,
Он помышляет лишь о воровстве.
Похоть побеждается достоинством.

     Пороки в народном сознании уподоблялись болезням тела, поэтому порочные люди, следующие своим низменным наклонностям, а не борющиеся с ними, не преодолевающие их, — психически больные, в той или иной степени. Помышлять о зле, творить зло — значит болеть и приближаться к смерти, фактически постепенно становясь живым трупом, и наоборот, творить правду и добро — выздоравливать, обретать в себе подлинную жизнь, наполняться ею. Каждый, как уже было сказано в Кодексе выше, делится с окружающим тем, что имеет, — добром или злом; и то и другое — заразительны. Также говорилось, что высший тип человека, идеал, к которому нужно стремиться, — это благородный человек, воплощение душевной щедрости (в противовес страху, скупости, трусости), в пределе — готовый отдать свою жизнь за то и за тех, от чего и от кого он себя не отделяет, — родину, близких, друга. Но в этой живой (невыдуманной) личности соединено все лучшее, и нельзя выделить что-то одно. В других людях, которых можно назвать духовно здоровыми, Кодекс замечает и отмечает доминантное, преобладающее качество.
Слово намыс многозначно, но главные, определяющее его значение (в карачаево-балкарском языке) — «честь, уважительность, достоинство» и диктуемое ими поведение. Намыс — это одновременно и внутреннее, и внешнее качество, точнее, его наличие зависит не только от самой личности, но и признания общества. Поэтому его можно потерять, иногда навсегда, совершив позорный поступок, но можно и хранить намыс до последнего часа. Фактически намыс — это уважение к другим плюс самоуважение. Распространение такого презренного занятия, как воровство, и есть, по мысли авторов Кодекса, признак утраты народом чести, достоинства, самоуважения.

3. ТАЗА — ЧИСТЫЙ

     Жюреги тазаны акъылы тюз.
Таза болгъан тынчды,
Тазалай къалгъан кючдю.
Кийимни кири жууулса кетер,
Жюрекни кири айтылса кетер.
Кирсизни — саны таза,
Халалны — къаны таза.
Тазагъа жаза жетмез.
Саны таза кёрдемчи болур,
Жаны таза кертичи болур.

     У чистого сердцем ум прямой.
Стать чистым легко,
Трудно оставаться чистым.
Грязь с одежды смывается стиркой,
Грязь с души — словом (исповедью).
У чистоплотного чисто тело,
У доброго — кровь.
Чистого (душой) наказание не коснется.
Чистый телом — невосприимчив (к болезни),
Чистый душой — верен.

     Чистоте (разумеется, и в духовном, и в физичеком смысле) Кодекс придает очень большое значение. Еще раз отметим, что одно из слов, означающих чистоту (ариу), значит также «красивый». Второе слово, тазалыкъ — от таз, таза — «нечто очищенное, не имеющее пятен или покрова». И если в русском языке слова «правда, справедливость, правильное» связаны с предпочтением правой стороны, то в карачаево-балкарском — с понятием движения по прямой {тюз). Отсюда отмеченная связь прямодушия и чистоты сердца: ничем не отягощенное, не влекомое в сторону сердце ведет человека по прямому, верному, пути. И мы снова встречаемся с мыслью о необходимости покаяния, раскаяния. Проступок, вина, скрытые, спрятанные, разъедают душу, как язва, поэтому, чтобы излечить ее, необходимо явить эту вину, вытянуть ее, с помощью слова, из души (как вытаскивают занозу). Душевная чистота — следствие чистоты крови, т. е. отсутствия в ней грехов, переданных предками. Она есть условие невосприимчивости к порокам, иммунитет (кёрдем).

4. АЗАТ — СВОБОДНЫЙ

     Азатны кёлю эркин.
Азатлыкъны къалаууру -кишилик.
Эрни жашауу — азат,
Къулну жашауу — азап.
Ит — иеси ийген жерге,
Бёрю — кеси сюйген жерге.
Азатлыкъгъа багъа бичме.
Азатлыкъда зорлукъ жокъ.
Азатлыгъын сакъламагъан
Азаплыкъдан къутулмаз.

     Душа свободного просторна.
Страж свободы — мужество.
Жизнь героя — свобода,
Жизнь холопа — мучение.
Пес идет, куда пошлет хозяин,
Волк — куда пожелает сам.
Свободе цену не определяй.
В свободе нет принуждения.
Кто не защищает свою свободу,
Тот не избавится от мук.

     Есть свобода внутренняя, необходимым условием которой является душевная чистота, и есть свобода внешняя — от принуждения или насилия, притеснения со стороны кого-либо, от страха. Кодекс не говорит, что внутренняя свобода важнее внешней, в понимании древних они неотделимы и подразумевают друг друга: если нет внутренней свободы, если человек о ней не знает и ее не чувствует, то нет и внешней. Если же нет свободы внешней, то это так или иначе угнетает душу и кончается разладом, иначе Кодекс не говорил бы о необходимости ее защиты, поскольку внутренняя свобода в ней не нуждается. Защиту же дает только мужество. Свобода — это то, что необходимо само по себе, это главная цель человека, поэтому не имеет цены — за нее можно отдать все. Слова Иисуса Христа: «Познайте истину, и истина сделает вас свободными» -высший дар истины, следовательно, есть свобода. Но это — не произвол, не власть принуждать кого-либо к чему-либо. Если есть принуждение, значит принуждающий не имеет в себе чего-то и хочет добиться этого от другого, т.е. несвободен. Нет свободы — нет жизни, есть только нескончаемая мука. Жизнью в подлинном смысле этого слова Кодекс именует только жизнь свободную. Интересно, что в обратном чтение слово азат «вольный, свободный» дает таза «чистый».

5. АРИУ — КРАСИВЫЙ

     Керти ариуну неси да ариу.
Тышы — жылтырауукъ,
Ичи — къалтырауукъ.
Ариуну аурууу кёп.
Ариу адам кёз алдар.
Бети ариу — башха,
Ниети ариу — башха.
Атны ариуу хора болур,
Адамны ариуу чола болур.
В истинно красивом красиво все.
Снаружи — блеск, Внутри — дрожь.
В красивом (часто) много недугов.
Красивый человек — обаяние (обман) глаз.
Красивый лицом — одно,
Красивый помыслом — другое.

     Красивый конь — обычно чистокровный,
Красивый человек — обычно своевольный.

     Ни один народ, как и ни один человек, не может с одинаковым успехом охватить и осмыслить все, поскольку не все считает одинаково важным и не на все обращает одинаковое внимание. Эстетика, в отличие от этики, — слабо разработанная область карачаево-балкарской народной философии. Конечно, карачаево-балкарцы, как и все другие народы, имели и имеют свои представления о прекрасном, создавали шедевры красоты в камне, дереве, изумительны орнаменты их ковров, мелодии и слова древних песен, рисунок танцев, золотое и серебряное шитье и т. п. Мы же говорим о недостатке внимания к самой проблеме красоты, ее осмыслению и разработке, что ощущается даже в языке — мало терминов, да и имеющиеся носят не конкретный характер, а общий. Вероятно, это объясняется пристальным вниманием народных мыслителей к внутреннему, а физическая, природная красота понималась ими как нечто внешнее, под чем может скрываться и часто скрывается иное. Возможно также, что повышенный интерес к проблеме красоты более присущ народам с женской ментальностью; но карачаево-балкарцы — народ с чисто мужским характером (см. нашу работу «Душа Балкарии»). Отсюда их тяга к монументальности, крупным формам и нелюбовь к занятиям кропотливым, к мелким деталям, к хитросплетениям, работе в сфере услуг и пр. (что, говоря о характере тюрков, отмечал в одной из своих работ великий лингвист Николай Трубецкой).
Интересно, что их речь допускает выражения «красивый ребенок», «красивый юноша», но «красивый мужчина» (ариу киши) звучит уже странно, даже нелепо; можно сказать только ариу адам «красивый человек». Но это (в большинстве случаев) означает не только то, что этот человек красив внешне, но и то, что он обладает высокой нравственностью. Доминанта этического, присутствующая в мышлении карачаево-балкарца, звучит и в этом выражении.
Чисто внешняя красота не только не привлекает особого внимания (она просто отмечается), но и является чем-то подозрительным, тем, что следует проверить. Характер карачаево-балкарца тяготеет к определенности и максимализму — «В красивом человеке красиво все» — т. е. и душа. Поскольку «красивый» и «чистый» — оба ариу. Красиво то, что чисто — внутренне и внешне.

6. СЮЙГЕН — ЛЮБЯЩИЙ

     Сюймеген — кюймез,
Кюймеген — сюймез.
Адамны сюе эсенг, — айырылма,
Сюймей эсенг, — къайырылма.
Сюймеклик деген — ауруудан ауур.
Сюймей, эрге барма,
Сюймей, къатын алма.
Сюе билген — саула бла,
Сюе билмеген — шаула бла.
Сюймей этгенинг — кёзбау.
Кесин сюйген итлик этер,
Элин сюйген жигитлик этер.

     Кто не любил, страдать не будет,
Кто не страдал — любить не будет.
Любишь человека —
не расставайся,
Не любишь — не вреди (не ссорься).
Любовь тяжелее болезни.
Не выходи замуж не по любви,
Не женись не по любви.
Способный любить — среди живых,
Неспособный — среди мертвых.
Что делаешь без любви — притворство.
Кто любит себя — совершит подлость,
Кто любит свой народ — совершит подвиг.

     Такой интересный мыслитель, как Владимир Соловьев, высказал очень глубокое понимание смысла любви мужчины и женщины (в работе, имеющей такое же название — «Смысл любви»). В отличие от философов, которые полагали, что это чувство подсказывает влюбленным союз, который приведет к появлению здорового потомства (что не подтверждается опытом, как отметил Соловьев), или диктуется сходством, или, наоборот, несходством характеров, видели в нем инстинкт, влечение, когда один человек ищет в другом то, чего не хватает ему самому, и т. д., искали смысл любви в причинах и обстоятельствах внешних, Владимир Соловьев увидел его (смысл) в ней самой: «Смысл человеческой любви вообще есть оправдание и спасение индивидуальности через жертву эгоизма», т. е, благодаря любви человек перестает признавать себя центром бытия, а других людей — своей окружностью. Живое чувство, утверждая бесконечную значимость другого человека, утверждает и самого любящего, смыкаясь, таким образом, с верой и надеждой».
В приведенных речениях говорится и о любовном чувстве мужчины и женщины, и о любви вообще, и любви к родине. Любовь причиняет страдания, она и связана со страданием (препятствия, томление, безответность и т. д.). Страдание же — реакция души, знак того, что она жива. Человек любящий имеет в себе жизнь, человек, не способный на любовь к кому-то или к чему-то, — мертв. Поэтому мертво и то, что делается без любви. Любящий признает, что есть то, что выше его, а поскольку высшему жертвуется высшее, то он и готов совершить подвиг, рискуя своей жизнью. Для любящего только самого себя это непредставимо и невозможно. Себялюбец замкнут на себе, отделен от других — а значит и от Бога, как источника жизни, т. е. фактически болен или мертв. Ибо, как гениально определил Гегель, болезнь есть отделение, отъединение. Палец, туго перетянутый нитью, отделенный от общего тока крови, загниет и отомрет.
Стоит отметить, что любовь как чувство духовное с огромной силой была воспета уже в средневековой поэме о судьбе балкарской княжны Гошаях Бийкановой и карачаевского князя Каншаубия Крымшаухалова.

7. ТИРИ — БОДРЫЙ, ЖИВОЙ

     Атланнганда бёрю бол,
Тебиннгенде тири бол.
Хаит деген мискин болмаз.
Таукелни къылыч кесмез.
Кёзю жанмагъан да бир,
Уянмагъан да бир.
Тири болсанг, тирлик болур.
Тири киши тийресин да тирилтир.

     Выходя в дорогу, будь волком (легким),
В движениях будь живым.
Бодрый жалким не будет.
Решительного меч не берет.
Вялый (без огонька в глазах)
И непроснувшийся — одно и то же.
Будешь бодрым — будет и урожай.
Бодрый мужчина оживит и свою округу.

     Бодрости духа, уверенности, живости человека во всех начинаниях, в поведении, в работе, в речи — одним словом, во всем, карачаево-балкарцы придавали и придают большое значение, высоко ценят обладающих этими качествами. Поэтому человек «без огонька в глазах» ставится ими очень низко — спит на ходу, ни живой, ни мертвый. Надеяться на него ни в какой ситуации нельзя. Бодрость еще и тем ценна, что заразительна, эта энергия передается и другим. Ничто не потеряно, пока есть люди, сохраняющие бодрость духа.
Слово тири «бодрый, живой», поскольку от него образутся и тирилмек «воскресение из мертвых, оживание», вероятно, происходит от древнего тир — «жизнь, живое».

8. ШУЁХ, ШОХ — ДРУГ

     Шох болургъа жыл керек,
Жау болургъа кюн керек.
Адамны адамлыгъы
Нёгеринден танылыр.
Алтын берип алгъан шохунг
Къыйын кюнюнгде башынгы кесер.
Тенгин тута билмеген
Ахшы тенгин тас этер.
Акъылы кёпню дауу аз,
Тенги кёпню жауу аз.
Досунгда болгъанны кесингдеча кёр.
Душманынг кёзюнгден махтар,
Шуёхунг артынгдан махтар.
Аман тенгинг — ауананг кибик:
Иги кюнюнгде къачып къутулмазса,
Аман кюнюнгде излеп тапмазса.

     Чтобы стать друзьями, нужен год,
Чтобы стать врагами — один день.
О достоинстве человека
Судят по его друзьям.
Друг, купленный за золото,
В трудный день отрежет тебе голову.
Кто не умеет дорожить друзьями,
Потеряет и лучшего друга.
У кого много ума — мало претензий,
У кого много друзей — мало врагов.
Достояние друга считай своим.
Враг похвалит тебя в глаза,
Друг — за спиной (не при тебе).
Неверный друг подобен твоей тени:
В хороший день от него не убежишь,
В трудный день его не сыщешь.

     Чрезвычайно высоко ценилась и ценится, конечно, способность быть другом. Существует выражение нёгерлик насыбы барды — «у него есть счастье иметь друзей». Но Кодекс предупреждает, что потерять дружбу можно очень быстро, это тонкое чувство. Характерно, что в прежние времена два человека, признаваясь в дружбе, совершали символические действия: делали надрезы на руках и прижимали их друг к другу ранками, как бы смешивая свою кровь; пили из одной чаши, опустив в нее две пули, и т. д. Или, например, давали клятву, берясь правыми руками за два конца былинки. Но если один из них впоследствии нарушал клятву, второй брал былинку и ломал ее на две части на глазах бывшего друга в знак разрыва дружеских уз. Этот обряд назывался чёп ант — «клятва на былинке». В нем как раз и подчеркнуто, что дружба требует особой чуткости, что дружбу потерять так же легко, как сломать былинку.
Все, что есть у друга, есть и у тебя. Другу вменяется в обязанностьговорить только правду, в глаза (подбодрить, поддержать, но не хвалить — это все равно, что хвалить себя).
Всякая аналогия, охватывает смысл неполно, как и всякое сравнение. Но вот мы встречаем в Кодексе редчайшее исключение: неверный (точнее мнимый ) друг уподоблен тени, он неотвязно будет рядом, когда твои дела идут успешно и над тобой светит ясное солнце, но исчезнет, как только небо твоей судьбы станет пасмурным.

comments powered by HyperComments
Рекомендуем посмотреть:
Радио «Барс Эль»
Google ADS
Создание сайтов
Logo - AyWeb
Статистика
Яндекс.Метрика